Маркетинг и реклама
Новостной Дайджест
16+
Маркетинг и реклама: новостной Дайджест
сильный снегопад, -4
ветер ЮЮВ 10 м/сек
USD66.76 
EUR76.14 

"Людям в обычной жизни часто не хватает метафизики"

Арт-группа «МишМаш» о паблик-арте и сакрализации банального.

Арт-группа «МишМаш» о паблик-арте и сакрализации банального.Сотрудничество японского бренда одежды Uniqlo и музея современного искусства «Гараж» вышло на новый уровень: музейная зона во флагманском магазине Uniqlo в «Атриуме» раньше выглядела как лаунж с книгами о кино, живописи и моде, теперь же здесь располагается еще и объект современного искусства, созданный арт-группой «МишМаш». Для Uniqlo они также придумали принты, рифмующиеся с их инсталляцией «Общая картина», которые можно нанести на футболки c помощью услуги UTme! на третьем этаже магазина. Посетители, по замыслу художников, отвечают на ряд вопросов, приклеивая к холсту фрагменты цветного скотча. «Коммерсантъ Стиль» поговорил с участниками арт-дуэта Мишей Лейкиным и Машей Сумниной о том, чем магазин сегодня отличается от музея, а искусство от моды. — Как в случае «Гаража», так и вас конкретно, это уже не первый выход за пределы музейной территории. «МишМаш» показывали свое искусство в самых неожиданных местах — от чебуречной до арки Парка Горького. Как вы оцениваете сотрудничество с Uniqlo: это скорее исключение или уже правило в современном искусстве? МАША СУМНИНА: Искусство уже давно проникло и в город, и в мир рекламы. Но все же столкновение с такой широкой аудиторией как здесь, по крайней мере в нашей практике, происходит в первый раз. Это, наверное, хороший способ расшатать тот барьер, который все еще существует между людьми и искусством. — Сегодня уместно говорить о том, чем музей отличается от торгового центра. Мы видим несколько примеров, когда искусство приходит в ТЦ. Из недавнего — в выставочном пространстве «Афимолл Сити» развернулась выставка In Dante Veritas. Получается, что, с одной стороны, магазины — главный конкурент музеев в борьбе за время и внимание посетителей, а с другой — сами музеи в этой конкуренции отдают свои объекты в публичные пространства. М. С.: Если музей делает комфортным пребывание человека, то это хорошо. Но все имеет свои пределы: что-то должно оставаться в искусстве сакральным и непонятным — только тогда искусство сможет дать тебе больше, чем ты уже имеешь. А если это разжевать и продать, то может исчезнуть волшебство. Но немного еды и книжек сакральному, как мне кажется, не помеха. МИША ЛЕЙКИН: Музеи теперь — не просто открытые архивы, а «шоу-программы», и это неизбежная ситуация. Мы же отвечаем за свою вещь, за искусство, которое в чистом виде может быть приравнено к поэзии. — Легко ли было создать сакральное в торговом центре? М. С.: Сложно. Но мы его здесь обязательно получим, потому что впереди — непредсказуемость. Как поведет себя наша работа, мы узнаем только в конце проекта: Многое возложено и на посетителей, как они будут отвечать на наши вопросы и наклеивать фрагменты скотча на свитки, как будут друг с другом взаимодействовать. Это арт-эксперимент. — Вы старались сознательно подчеркнуть эту границу — вот тут начинается магазин и заканчивается сакральное? М. С.: Наоборот, мы старались действовать очень деликатно и мягко, чтобы человек не сразу почувствовал, что оказался немного в другом месте. М. Л.: Сакрализация банального и банализация сакрального. — Uniqlo известны своими коллаборациями с различными художниками. Как вы сами к такому сотрудничеству относитесь? Гоняетесь ли за какими-то вещами специально? М. С.: Мы так не делаем. Uniqlo нам нравятся тем, что они не наносят свой логотип на одежду,— нам не нравится носить на себе чье-то чужое эго. Для них мы подготовили мини-коллекцию футболок с принтами, в которых смешали этот принцип — не подчеркивать бренд и метод фаундарта, которым мы увлекаемся. Как в «Доме-2» заклеивают скотчем логотипы, а ЖКХ зарисовывают граффити, мы также заклеили надписи на наших футболках, отчего инструмент «скрытия» сам становится объектом внимания. М. Л.: Есть понятие «книга художника», а майка художника — еще несформулированный жанр. — Искусство, как и мода, сегодня становятся доступнее и демократичнее. Улица и ее герои влияют на моду как никогда раньше. А в искусстве, как вам кажется, те же самые процессы происходят? М. С.: Конечно, искусство становится популярным. А мода всегда была мостом между потребителем и искусством. Это хорошо: людям в обычной жизни часто не хватает метафизики, и от этого они делают гадости. Чем больше образования, чем шире становится наш внутренний горизонт, тем больше вероятность, что мы спасемся. М. Л.: Мода — часть культуры, а искусство — не совсем культура. Это как наука и инженерия: наука открывает что-то новое и неизвестное, а инженерия уже это активно внедряет. Точно так же искусство открывает что-то новое и неизвестное. И если мода берет уличные тренды, то она занимается рекультивацией того, чего не было раньше, того, что какие-то хулиганы на улице нашли и придумали. — Помню ваш проект с толстовками, вдохновленный личной историей взаимоотношений с родной пятиэтажкой. Какие чувства у вас вызвало здание «Атриума»? М. Л.: здание «Атриума» напоминает провинциальную американскую архитектуру. Именно поэтому снаружи происходят попытки его переосмыслить. В плане внутренней функциональной организации это грамотный торговый центр, но мы о его архитектуре, если честно, старались не думать. — Соавторство со зрителем — это ваш подход к паблик-арту? М. С.: Да, мы стараемся таким образом снять диктат автора. Приходится немного бороться с собой, но в результате можно получить больше, чем ты можешь сделать сам. Формула идеального произведения: «На выходе больше, чем на входе». Рискованно, но тем интереснее — мы заранее не знаем, что у нас получится. М. Л.: Мы стараемся не заниматься «самовыражением», не проявлять себя. Вместо этого мы создаем условия, чтобы это делали зрители. — То есть каждый, кто ответит на вопросы — от своих каждодневных привычек до этических принципов — станет соавтором арт-инсталляции. По какому принципу вы составляли эти вопросы? М. С.: Вопросов могло быть еще больше, но у нас было ограничение, связанное с размером инсталляции. Это глобальные вопросы, которые нас волнуют, например: где заканчивается интуиция и начинается тревожность? Но среди них есть и вопросы, связанные с присутствием «здесь и сейчас». Например, мы спрашиваем посетителя, есть ли на нем что-нибудь красное, чтобы он четко ощутил время и место. Мы встречались с представителем Uniqlo, он рассказывал нам о своей работе с клиентами, о массиве обратной связи, которую они собирают в Токио. Здесь есть взаимосвязь и взаимовлияние — об этом и наша работа. М. С.: Наш проект в целом про принцип «здесь и сейчас», но также и про психологический портрет общества. Возможна ли коллаборация между людьми? Как человек, который случайно оказался в этой ситуации, будет взаимодействовать со следами, которые оставил другой? Будут ли кусочки скотча, которые посетители станут наклеивать, отвечая на наши вопросы, перекрывать друг друга или выстраиваться в общий паттерн?

ГК ТриНити
Популярные новости