Маркетинг и реклама
Новостной Дайджест
16+
Маркетинг и реклама: новостной Дайджест
ясно, +2
ветер ЗСЗ 5 м/сек
USD63.95 
EUR70.28 

Segmento Talks: Горизонты цифровизации — есть ли пределы?

Эксперты обсудили технологию распознавания лиц, приватность и будущее медиапотребления

Segmento Talks: Горизонты цифровизации — есть ли пределы?

В Цифровом деловом пространстве состоялась встреча брендов, медийных агентств и технологических компаний. Мероприятие было организовано Segmento — платформой управления интернет-рекламой на основе данных. В дискуссии «Горизонты цифровизации: есть ли пределы?» эксперты по технологиям, психологии, культуре и медиа обсудили сферы применения технологии распознавания лиц, приватность личной жизни и будущее медиапотребления.

В панельной дискуссии приняли участие:

Ксения Чудинова, редактор «Сноб.ру», модератор;Александра Владовская, digital media business partner Kaspersky;Дарья Илай, директор по партнерствам Future History;Ярослав Слободской-Плюснин, руководитель направления «Оценка для развития» московской школы управления Сколково;Мария Фаликман, руководитель департамента психологии факультета социальных наук ВШЭ;Илья Левчук, заместитель директора департамента интеграционного маркетинга Huawei;Даниил Киреев, старший исследователь VisionLabs, технологии распознавания лиц.Каковы сферы применения технологии распознавания лиц?

Даниил Киреев: Технология распознавания лиц VisionLabs оценивает шесть основных эмоций: гнев, страх, отвращение, радость, печаль и удивление. Наши алгоритмы работают на нейросетях, на большом количестве размеченных данных. Мы можем поставить камеру и понимать, доволен ли клиент оказанной услугой.

Мария Фаликман: Сейчас эти технологии все больше востребованы для оценки работы пользователя с сайтом. Они показывают, что его заинтересовало, а что нет, что вызывает раздражение и недовольство. Возможности такой технологии превышают возможности опросника.

Илья Левчук: Важно смотреть не только со стороны бизнеса. Очень много таких кейсов применяется в школах, чтобы оценить, как ребенок воспринимает сложную информацию. Можно на базе видеонаблюдения в классах внедрить такую функцию и получать на телефон информацию о том, как учится ваш ребенок, что его расстроило и так далее.

Ярослав Слободской-Плюснин: Безопасность — еще одна важная сфера применения таких технологий. Относительно недавний кейс: в американском аэропорту алгоритм определил человека по критическому объему тревожных эмоций на лице, когда он проходил гейты. Оказалось, что он пришел со взрывчаткой. Сотрудники очень быстро среагировали, потому что алгоритм дал сигнал.

Соблюдают ли эти технологии приватность частной жизни?

Мария: Я могу представить себе мир, в котором люди будут не просто заклеивать камеру на ноутбуке, но и жестко контролировать свои эмоции, будь то школьный урок или работа в банке. Но пройдет много времени, пока это станет культурной практикой. До этого момента технологии будут на шаг впереди нас.

Илья: Все ваши попытки скрыть эмоцию будут дополнительным паттерном для их оценки. Это уже не будущее, а реальность для многих стран. Вопрос в том, когда это придет в Россию.

Даниил: Технологии пока не настолько круты. Они, конечно, развиваются, но не так, чтобы заметить, что человек скрывает эмоции. Многие датасеты, на которых обучается нейросеть, основаны на работе актера, которого просят сыграть удивление, например. Если у нас будут реальные данные разметки, с голосом и видео, возможно, мы продвинемся чуть дальше.

Ксения: Возвращаясь к сбору и хранению данных, — понятно, что аэропорты и государства работают с этим. Я вот недавно купила робот-пылесос. Ходила с рулеткой по квартире раньше и не могла ее померить, а он за полчаса нарисовал весь план. Моя подруга мне говорит: «Теперь план твоей квартиры у китайского правительства». Получается, что есть технологии для бизнеса, но в какой-то момент придет государство и скажет — это вопрос безопасности!

Илья: В Европе есть GDPR, Huawei ему следует. Закон «О персональных данных» действует на территории России. В каждом государстве рассматриваются свои варианты защиты данных. Вот вы сейчас про пылесос, а меня больше интересует «Яндекс», который знает про нас все, если вы пользуетесь телефоном. Согласен с коллегой — нужны очень большие ресурсы, которые обработают огромный массив данных, сделают выборку и поймут, что это ваша квартира. Это очень сложно не с точки зрения математической модели, а обработки гигантских массивов информации, которая поступает от 6,5 млрд людей.

Ярослав: В Китае, где правительство активно использует технологию распознавания лиц, стремительно развивается рынок масок. Они позволяют создать некую анонимность. Но алгоритмы идут дальше — распознают людей уже даже не по лицу, а по специфическим характеристикам, по походке, например. Людей так можно отслеживать даже со спины.

Илья: Раз в квартал я бываю в Китае. В любом городе-миллионнике установлено огромное количество камер. Даже если вы носите маску, они отследят момент в кадре, как вы ее надели и как вы ее сняли. Это простая задачка: если вы сделали что-то нелегальное, вас найдут.

Почему в России до сих пор нет связи 5G?

Илья: Сейчас подписано 50 коммерческих контрактов в мире, 31 страна уже запустила связь 5G. Из них в 21 стране запущено оборудование Huawei. Почему мы не готовы? В России необходимые частоты заняты военными, либо спутником. В мире такая ситуация только у нас и США. Пока мы говорим, число станций приближается к 200 тысячам.

Ярослав: Помимо того, чтобы поставить антенну и провести 5G, надо построить большую инфраструктуру, это очень солидные затраты. Что такое 5G? Это большее количество соединений, максимальная скорость и минимальное число задержек. Это новое поколение сети. Для медиа это может быть интересно тем, что вы можете делать не просто видеоролики, а например, 3D на телефоне с рекламой какого-то объекта почти в онлайн-режиме. Тем самым TikTok будет отдыхать.

Каким будет медиапотребление в будущем?

Мария: Мне близка позиция, которую в середине 2000-х высказал человек, бывший бойцом когнитивной революции 60-х, потом доросший до вице-президента корпорации Apple, психолог Дональд Норманн. У него есть замечательная книга «Дизайн вещей будущего», где он пишет о том, что технологии, расширяя наши возможности, все больше берут на себя функцию принятия решений. Вопрос в том, насколько мы готовы делегировать им ее. Я вернулась домой, а у меня умный дом решил, что нужно подогреть пол. А я этого сегодня не хочу, но сделать ничего не могу. Та же история с навигатором — либо я еду по нему, либо пытаюсь его выключить. Кто-то готов делегировать, кто-то нет.

Ксения: Меня больше интересует, куда денутся СМИ? Кажется, в этом новом мире медиа и не будет. Пока объемы информации огромные, медиа делают отбор для своей аудитории: про это вы можете подумать, а на это вообще не стоит тратить времени. Ощущение, что в будущем влияние СМИ будет сильно снижено.

Александра: Меняется потребление и то, как люди распределяются между продуктами. Те стандартные продукты, которые приносили прибыль долгие годы, уходят на второй план. Во-первых, выросло молодое поколение, которое в принципе про безопасность особо не думает до тех пор, пока что-то не произойдет. Во-вторых, люди переходят на мобильные продукты. Особенно пользователи Apple думают, что у них абсолютно безопасная платформа, которую невозможно взломать. Это не значит, что они не перейдут по неправильной ссылке или не введут пароль на неправильном сайте.

Ксения: То, что молодое поколение не думает про безопасность, — это очень серьезная тема для дискуссии среди 30−45-летних. Выяснилось, что цифровая безопасность заботит людей меньше, чем физическая, на улицах. Вопросы о передаче данных стали привычными. Мы, как медиа, просто собираем эти данные: все легко делятся e-mail, оформляют подписки.

Мария: Считается, что когда человек эволюционировал как вид, одной из его специфических особенностей стало стремление и возможность делиться информацией: где поесть, куда спрятаться. Животные по собственной инициативе информацией не делятся. Только человек делает это, что нас и подводит. Кому интересно, читайте «Истоки человеческого общения», где об этом очень подробно.

Дарья: Если говорить об особенностях мобильного медиапотребления, то наш формат вертикального видео (проект 1968, аудиоспектакли) собрал 5 млн просмотров в США, 1 млн во Франции и более 35 млн в России.

Даниил: Технологии должны быть максимально удобными. Например, для идентификации по лицу человеку не нужно прилагать никаких усилий, ему не нужно знать, как это работает. Чем проще технология, тем больше людей будут ею пользоваться.

ГК ТриНити
Популярные новости